Вина, которыми мы любуемся. Stag’s Leap

26 Май, 2014 18:02  | Рубрика: Вина, которыми мы любуемся

 или как американский олень обскакал французского барана с первого раза.

Продолжаю рассказывать о винах, победивших на дегустации Суд Парижа. В прошлый раз я поведал Вам о белом вине Chateau Montelena, а теперь очередь рассказать историю о создателях красного вина-победителя — Stag’s Leap Winery.

Это одна из самых молодых виноделен, участвующих в легендарной дегустации — она была основана в 1970 году, за шесть лет до самой дегустации. И, что самое интересное, вино, которое участвовало, создано из первого урожая, впервые полностью произведенное на винодельне! Что, наверно, еще больше оскорбило французов, столетиями оттачивающих свое мастерство.

Основал винодельню Уоррен Виньярски, американец, польского происхождения. Несмотря на свою фамилию, которая переводится как “сын винодела”, Виньярски увлекся вином уже будучи взрослым человеком. Окончив Университет Чикаго с дипломом специалиста политической теории, он отправляется на стажировку в Неаполь, чтобы изучить записи Маккиавелли. Там он очень близко познакомился с вином. Видимо, оно как-то помогало Уоррену познавать великого политического теоретика.

Уоррен Виньярски слева

Тем не менее, Виньярски вернулся из Италии уже с другими целями и желаниями. Он решил стать виноделом и начал подрабатывать на винодельнях.

Через несколько лет он получил место помощника винодела в винодельне Souverain и забрал семью в долину Напа, Калифорния.

Затем, он некоторое время работает с Робертом Мондави на его только что открывшейся винодельне. Там Виньярски знакомится с Маэстро — Андрэ Челищевым, и, как и Мондави, становится его учеником.

В 1970 году, он неожиданно для себя, вместо виноградника покупает… сливовый сад! Да, на холме, в местности Stag’s Leap, он выкупает заброшенный сад, выкорчевывает деревья и засаживает землю лозами, прежде всего, каберне совиньона.

Спустя три года, когда виноград уже можно было использовать для производства вина, Уоррен Виньярски зовет Челищева в качестве консультанта.

Почти через год, они, вместе проводя дегустацию созревающих вин, обнаруживают, что в бочке номер 23 особенно хорошо получается каберне совиньон, и решают не смешивать его с остальной партией.

Вино Виньярски, как утверждают историки, попало на Суд Парижа случайно. Доподлинно неизвестно, благодаря чему Stag’s Leap обратило на себя внимание Стивена Спурье. Возможно, Маэстро подсобил. Но тем не менее, вино, созданное совместными усилиями Виньярски и Челищева, взятое из бочки номер 23, оказалось 24 мая 1976 года в бокалах именитых и серьезных французских специалистов.

И выиграло! Обойдя знаменитого бордосского барашка, Mouton-Rotschild, на пол-балла. Последствия мы уже знаем — каберне совиньон, Cask 23 урожая 1973 года, сейчас входит в пантеон славы, как одно из лучших вин 20-го столетия.

Слава и знаменитое название показали и другую сторону — через некоторое время, на свет появилось вино с таким же названием. Виньярски долго судился с плагиатором, но в итоге проиграл, и теперь мы имеем два вина с одинаковым названием, одно — лучшее калифорнийское каберне, другое — массмаркет, дешевое и малоинтересное. Но отличить их все же возможно, если внимательно присмотреться — вино Виньярски — Stag’s Leap Wine Sellars, плагиат — Stags’ Leap Winery. Разница в расположении апострофа, всего лишь.

С годами практически все винодельни, которые основали энтузиасты и ученики Челищева, начали переходить в руки крупных корпораций, таких как Constellation. Но Уоррен держался до последнего. Видимо, решение продать винодельню было скорее всего вынужденным — никто из его детей не стал интересоваться папиным бизнесом и не спешил становиться преемником. И вот в 2007 году, чтобы не отдать свое детище очередной корпорации, Виньярски предлагает купить винодельню семье Антинори. Те соглашаются, но выкупают Stag’s Leap совместно с компанией Chateau St. Michelle. Сумма — 185 млн. долларов.

Виньярски остается там работать, в качестве консультанта, но в свои 86 лет активного участия не принимает.

Уоррен Виньярски был одним из тех виноделов, которые считали, что вино должно быть отражением прежде всего терруара, он никогда не стремился делать свое вино с высоким процентом спирта или держать долго в бочках, для активного ванильного аромата. Его вино — это, пожалуй, одно из самых честных калифорнийских вин. Его вина характеризовали как “железный кулак в бархатной перчатке”, вызывая удивление такому необычайному сочетанию элегантности с мощью.

Майк Гргич и Уоррен Виньярски

Он стал поистине самым лучшим учеником Челищева и был удостоен места в Зале Славы американских виноделов в 2009 году.

Читайте также еще фантазии на тему «Суд Парижа» от сомелье Димы Сапрыкина — Рассказ о Суде парижа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>