Petrus. Легендарное вино без легенды.

13 Июль, 2016 13:48  | Рубрика: Бордо

Изучая «биографии» великих вин мира, постоянно сталкиваешься с красивыми легендами, невероятными поворотами судьбы, взлетами и падениями. В общем, об историях многих знаковых виноделен можно снять добротные детективы, драмы, а порой и боевики. При подготовке материала к очередной статье рубрики «Вина, которыми мы любуемся» я часто внутренне восхищаюсь: какой классный сценарий! И начинаю примеривать, кто мог бы выступить режиссером, а кто из звезд сыграл бы главную роль.

Петрюс1

Но вот с Петрюсом (Pétrus) поначалу не сложилось. История бренда, на первый взгляд, совсем уж какая-то банальная, а местами и вовсе скучная — основан, продан, перепродан, стал популярен, превратился в культовое вино. Закрутить сюжет, сохранить интригу до последнего, подчеркнуть драматичность не получается, хоть плачь. Сделать рассказ захватывающим просто не из чего – ну, нет таких фактов в «биографии» Петрюса…

И тут внезапно я понял! Знакомы ли вы (а я почти уверен, что знакомы) с таким людьми, которые с самого раннего детства как будто знают свое предназначение и идут избранной дорогой, не сворачивая, словно следуют давно утвержденному плану? Каждый их шаг исполнен спокойствия и внутренней уверенности, а каждый триумф – запланирован ими заранее и является результатом ежедневной, мало кому видимой, скрупулезной работы. Такие люди не отвлекаются на эмоции, они не подвластны спонтанным порывам и не способны на сумасбродства. И – да, они неизменно добиваются успеха – точно к сроку, который сами себе наметили. Ну, так, по крайней мере, нам видится со стороны.

Так вот, когда я готовил материал к сегодняшней статье, мне почему-то показалось, что если бы Петрюс был человеком, он был бы именно таким.

Виноградник площадью в 7 гектаров был заложен в XVIII веке семьей Арно. Назван он был в честь местности, в которой, располагался, — Петрюс. А местность, в свою очередь, получила имя в честь Святого Петра. Портрет этого апостола и сейчас красуется на этикетке.

Петрюс3

Как и положено описываемому характеру, Петрюс «окончил школу с золотой медалью» — главным экзаменом на аттестат зрелости стала Всемирная выставка в Париже 1878 года.

Место и время для своего первого серьезного триумфа Петрюсом было выбрано с математической точностью: выставка 1878 года была крупнейшей из всех, когда-либо проводившихся ранее. В ней приняли участие практически все страны мира за исключением Германии. Оно и понятно: после победы немцев в очередной франко-прусской войне, ехать на выставку в побежденную ими страну было как-то не комильфо…

Зато уж другие страны расстарались вовсю! Именно здесь увидели свет многие разработки науки и техники, изменившие мир: фонограф и мегафон Эдисона, усовершенствованный телефон Белла, двигатель, преобразовывающий солнечную энергию в энергию пара, гигантский аэростат, способный поднять в воздух полсотни пассажиров, первый алюминиевый аэроплан и многие другие удивительные вещи, посмотреть на которые за время работы выставки пришло 13 млн. посетителей. Каждый, естественно, заплатил за билет))

Интересная деталь: среди наиболее известных экспонатов находилась Статуя Свободы. Правда, статуей ее можно было назвать с изрядной натяжкой: демонстрировалась лишь ее голова, остальные части находились в процессе производства.

Голова_ст_свободы

Половину экспонатов Всемирной выставки 1878 года явили потрясенному человечеству французы. Наконец-то Франция сумела превзойти Англию, свою неизменную соперницу! Жемчужиной французской экспозиции, несмотря на обилие научно-технических чудес, были вина. И среди них на весь мир засияла новая звезда — Петрюс Жюри было единодушно: только золото!

А дальше Петрюс продолжает двигаться к только ему известной цели по запланированной заранее траектории. В начале ХХ века наш герой «отдаляется от семьи» — пора взрослеть и развиваться дальше. На его пути встречается женщина – мадам Лоба (Lobaut), владелица знаменитого отеля в Либурне. Их отношения развивались долго. Но, как это часто бывает с мужчинами, к 1940 году Петрюс оказывается полностью в ее власти. То есть во владении.

Видя огромный потенциал в «молодом даровании», по окончании II Мировой войны мадам Лоба передает его под опеку профи — Жан-Пьера Муэкса (Jean-Pierre Moueix). Известный негоциант, месье Муэкс, как истинный и мудрый наставник, не стал переучивать своего «протеже», подстраивая Петрюс под тогдашнюю моду на левобережные вина Медока, о нет! Он лишь развил тот огромный потенциал, который содержался в вине — уникальные глинистые почвы на винограднике просто идеальны для Мерло, и дело Муэкса состояло исключительно в том, чтобы довести до совершенства достоинства Петрюса, ничего не испортив.

И месье Муэкс не испортил. За годы его управления винодельней Петрюс стал поистине культовым вином. Его знали, любили и пили Джон Кеннеди (а если тот что-то надевал, пил или ел, то это сразу перенимала вся элита США), королева Елизавета II, Аристотель Онассис и многие другие знаменитости.

Как отличный руководитель, Муэкс нашел для Петрюса лучшего наставника — главного винодела Жан-Клода Берруэ (Jean-Claude Berrouet), а в помощники к нему в качестве консультанта был приглашен один из великих виноделов ХХ столетия — Эмиль Пейно (Emile Peynaud).

После смерти мадам Лоба в 1961 году права на винодельню были разделены на три части: треть Муэксу и по трети досталось племяннику и племяннице мадам. Со временем Жан-Пьер Муэкс смог выкупить часть, принадлежащую племяннику, и стал главным акционером.

А тем временем шаг за шагом Петрюс продолжал движение к вершине. Но для этого ему понадобилось немного подрасти: к родным семи гектарам виноградников добавляются еще пять, купленных у соседнего Шато Газен. Истории бордоских шато являются наглядным примером, что покупки соседских земель могут сказаться на конечном продукте не лучшим образом. Но в случае с Петрюсом все прошло гладко: качество ничуть не изменилось, вино урожая 1970 года получило 99 баллов по Паркеру.

В 2003 году Жан-Пьер Муэкс, увы, покидает этот мир, и во главе винодельни становится его сын — Жан-Франсуа. Еще через пять лет, в 2008 году, на место главного энолога приходит Оливье Берруэ, сын Жан-Клода Берруэ, занимавшего эту должность долгие годы. Видимо, великие вина требуют кровной связи со своими создателями…

Сейчас Петрюс — это культовое вино, одно из самых дорогих, редких и желанных вин мира. Объем его производства никогда не достигает 30 000 бутылок в год[1]. Причем большая часть вина выкупается еще до его попадания в бутылку, так что найти Петрюс в свободной продаже — задача не из легких. И это при том, что цена бутылки составляет от 1 до 5 тыс. евро. Рекорд, естественно, поставили китайцы: в 2009 году на аукционе в Гонконге бутылка Петрюса урожая 1982 года была куплена за 94 тысячи долларов гражданином Китая, пожелавшим остаться неизвестным.

аукцион_Петрюс

Интересный факт: Петрюс — единственное великое вино Бордо, в названии которого отсутствует слово «шато». Как сказал в свое время месье Муэкс, Петрюс не нуждается в нем, да и не может использовать это слово в своем названии – ведь на его территории нет и никогда не было никакого жилого помещения, тем более замка. Подобная честность вызывает уважение, ведь большинство виноделов и виноторговцев наоборот стараются устроить так, чтобы «шато» обязательно фигурировало в названии — как признак истинно бордоского вина и своеобразный знак качества. Если поверить, что у каждой винодельни, в названии которой фигурирует слово «шато», действительно есть свой замок, то окажется, что вся территория Бордо сплошь застроена этими замками, как спальный микрорайон девятиэтажками – стена к стене. Где же они выращивают виноград, на подоконниках, что ли?

И по сей день Петрюс остается одной из самых традиционных виноделен Бордо. Используется только ручной труд, никакой химии, а передвижение в пределах виноградников — исключительно на лошадях.

Петрюс единодушно считается лучшим в мире проявлением сорта Мерло. Надо сказать, что на протяжении всей истории этого вина в купаже присутствовала крошечная доля Каберне Франа, едва достигающая 5%. Однако с 2010 года Петрюс — уже абсолютно чистое Мерло. И это очень необычно для Бордо, вина которого чаще всего купажированные.

Признаюсь, мне никогда не доводилось пробовать Петрюс. Но вполне допускаю, что знакомство с этим лишенным увлекательной «биографии», но исполненным внутренней силы представителем великих вин могло бы изменить мое скептическое мнение относительно сорта Мерло.

[1] Лучшие винтажи: 1929, 1947, 1989, 1990, 1998, 2000, 2005, 2008, 2009, 2010 (100/100 от Паркера), 2012 (98 из 100 от Паркера).

Комментарии (2)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>