Париж. Часть 1

20 Декабрь, 2016 17:31  | Рубрика: Из Бордо в Бордо

Наступил момент, когда надо немного отвлечься и ответить на один простой, но важный вопрос: «А нужно ли нам в нашем путешествии, посвященном вину, предусмотреть посещение Парижа?».

Сомнения эти вполне обоснованны. Лично я в своих путешествиях предпочитаю обходить (а точнее, объезжать) столицу Франции десятой дорогой. Тому есть ряд объективных и, что важнее, субъективных причин. Во-первых, я терпеть не могу туристических городов. Безвольно плыть по течению в пестром, пахнущем фаст-фудом, многонациональном шумном потоке туристов, несущем тебя от достопримечательности к достопримечательности, – нет, это выше моих сил. Ну, а во-вторых, в современном Париже и его окрестностях вино не производят – что мне там делать?

paris

Но с другой стороны, Париж во все свои исторические периоды оказывал настолько сильное влияние на судьбу практически всех значительных винных регионов Франции, что не обратить на него внимания, просто проехать мимо, как мимо какого-нибудь захолустного городишки на севере страны, тоже было бы неправильно… Знаете что? Давайте немного скорректируем план нашего движения по маршруту. Поедем из Орлеана в Париж на полюбившемся нам уже скоростном поезде TGV (благо ехать нам всего чуть более ста километров), а по дороге я вам немного расскажу о Париже и его (иногда роковой) роли в истории вина во Франции. А с вокзала опять в машину и срочно бежать из этого города! Согласны? Тогда в путь! Устраиваемся поудобнее в нашем виртуальном вагоне, путь не длинный, а за окном все равно смотреть не на что…

poezd

Кстати сказать, французские железные дороги всегда оказывали огромное влияние на судьбы виноделов и виноторговцев Франции. Например, именно открытие железнодорожного сообщения Париж — Марсель послужило последним ударом, отправившем виноделие Луары в нокдаун, где оно и продолжает пребывать до сих пор. Это случилось в начале XIX века. Крепкие, плотные, мощные красные вина Юга по железной дороге хлынули на бездонный парижский рынок. Виноторговцы и трактирщики Парижа были в восторге! Ведь что в те времена представлял собой их бизнес? Купить дешевле, разбавить и продать – вот и вся премудрость. Вина Лангедока и Прованса предоставляли им огромное поле деятельности для подобного рода «доработок», чего ну никак не скажешь о субтильных, чахлых винах Луары – их впору бы самих «укреплять», а не разбавлять.

То, что Париж долгие столетия был самым большим рынком для французских вин – это факт. Но, я думаю, его значение для виноделов всей страны определялось вовсе не этим. Париж всегда выполнял функцию PR-менеджера и продюсера винной промышленности Франции. Тут такое дело… вы ведь понимаете, насколько сложно актеру в своей карьере сменить амплуа, уготованное ему продюсером? Так и с вином. В своем спектакле Париж назначает роль каждому винному региону, и тут уж раз полученное амплуа закрепляется за ним на многие годы, десятилетия, а то и на всю жизнь.

aleksandr_kaljanov_karabas_barabas

Я долго искал сравнение, наиболее точно описывающее эту ситуацию, и только сегодня меня осенило: да ведь Париж для всей винной Франции (ну, или почти для всей) всегда был своеобразным Карабасом-Барабасом! У этих двух таких внешне разных продюсеров одно на двоих жизненное кредо, помните: «Зовете меня гадким – Да, я готов на гадости! Но лишь бы все захапать к своей великой радости!». Личный комфорт и вообще судьба актеров, приглашенных играть в их пьесах, абсолютно не интересовала наших героев, коммерческий успех – вот единственное мерило, которым они руководствовались в своих действиях.

Тут нам требуется немного отвлечься от живописания Парижа, как жестокого эксплуататора труда французских виноделов, и заглянуть «за кулисы» винного рынка города на Сене, чтобы понять, как он был устроен и почему стал возможен этот «продюсерский» произвол.

Дело в том, что во все времена на винном рынке Парижа существовало глобальное противоречие, наиболее точно сформулированное Гете: «Богатые хотят хорошего вина, бедные – много вина». Максима вполне в духе классического «верхи не могут, низы не хотят», только без «не». Хотите? Получите. Люди, делавшие свой бизнес на поставках вина в столицу, в точности выполняли ясный и недвусмысленный заказ соответствующих социальных групп: одним – «хорошо», другим – «много».

327931-7fe65-76635383-m750x740-u0659fНа столах парижской знати и при дворах многочисленных Людовиков красовались вина самых престижных винных регионов Франции – долины Роны, Шампани, Бургундии, начиная с XVIII века – Бордо. Вина сменяли друг друга в зависимости от капризов моды, и никакие ограничения, связанные с дороговизной или сложностью доставки вин в Париж, и тем более налоговые препоны, не волновали «официальных дистрибьюторов» парижской знати. Они твердо знали – вино, модное при дворе, в Париже найдет своего покупателя независимо от цены.

Совершенно иная картина наблюдалась в другом, как сказали бы сейчас, ценовом сегменте рынка. Вино для бедных (которого, как вы уже поняли, Парижу требовалось очень много) облагалось жестокими налогами. Но при этом оно должно было быть очень дешевым, покупатели-то бедны! Тут уже на передний план выходили факторы удешевления доставки и – нетрудно догадаться! — возможности максимально разбавить исходный продукт для увеличения прибыли. Качество вин для простолюдинов, по отзывам современников, было ужасным, но это никого не смущало, в том числе и самих потребителей. Помните ключевое слово? «Много!» И этого «ужасного напитка» действительно в Париже было не просто «много», а «очень много».

 Продолжение следует…

Первую часть путешествия читайте тут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>