Мальбек, как зеркало мировой винной революции. Часть 4

18 Январь, 2016 20:16  | Рубрика: Аргентина

Ну, вот, пришло время разобраться, что же обеспечило процессу превращению Аргентины из страны, производящей море дешевого, низкокачественного вина, в стремительно развивающегося крупного поставщика качественных вин на мировой рынок, столь стремительные темпы протекания? Какой «элемент» выступил катализатором в этой удивительной «химической реакции»? Я долго думал, какое красивое сравнение помогло бы мне объяснить вам, мои читатели, природу этого феномена. Все метафоры, которые приходили мне в голову, не отражали суть явления. И внезапно я понял. Наш катализатор – это «винные миссионеры». Это когорта иностранцев, каждый из которых, привнес в Аргентину толику чего-то своего, что в сумме и обеспечило тот синергический или катализирующий эффект. Кто же они, эти «иностранные винные миссионеры»?

PaulHobbs

Пол Хоббс

В первую очередь, это иностранные винные консультанты. Часть из них относятся к странствующему племени «летающих виноделов». Самый известный из них – Мишель Ролан. Другая категория консультантов обосновалась в Аргентине всерьез и надолго, посвятив себя этой стране. Это братья Люртоны из Бордо и итальянец Альберто Антонини. Нельзя не упомянуть и калифорнийца Пола Хоббса, успевшего поработать у себя на родине у Роберта Мондави и на легендарной винодельне Stag’s Leap. Его аргентинский проект Vina Cobos стартовал в 1999 году. Заручившись партнерской поддержкой потомственных виноделов Луиса Барро и Андреа Маркьори, он стал первооткрывателем совершенно новых винных регионов страны —  плато долин Уко и Тупунгато, расположенные на высоте более 1200м. над уровнем моря. Сегодня Хоббс ведет в Аргентине 13 проектов. Мне кажется, что основным побудительным моментом для всех винных консультантов, начавших работать в Аргентине в 90-х годах XX века, было вдохновение. Это вдохновение сродни тому чувству, которое испытывает скульптор, видя перед собой бесформенную глыбу мрамора удивительного, ранее неизвестного миру, цвета и фактуры. Он понимает, что бог дал ему шанс сотворить шедевр! И такого шанса в своей жизни он может больше не получить никогда. Настоящие творцы – виноделы свой «аргентинский шанс» не упустили.

BodegaPiedraNegra

Бодега Пьедра Негра братьев Люртон

Следующая категория «винных миссионеров», внесшая свой вклад в подъем качества аргентинских вин – это иностранные бизнесмены и инвесторы. Эта категория миссионеров испытала совершенно другие чувства, глядя на бесконечные просторы аргентинских виноградников. Они почувствовали запах денег. Тенденции на мировом рынке вина на переломе веков изменились. Качественное вино из традиционных винных стран Европы резко выросло в цене, а потребитель всего мира ждал качественных вин по вменяемым ценам. Аргентина со своим «пластичным» Мальбеком и огромными неокультуренными просторами показалась им идеальной площадкой для инвестиций. И они поступили мудро – взяли свои деньги и приехали сюда. Французы приехали. Только один Мишель Роллан привез в Аргентину под один из своих проектов деньги 7 старинных французских винных семейств. А Moet&Chandon привел в страну LVHM, одного из крупнейших в мире производителей товаров класса «люкс».

slide3

Мишель Роллан

Не остались в стороне от лакомого кусочка и испанцы (вездесущий Мигель Торрес) и даже соседние чилийцы. Чилийский винный гигант Concha y Toro основал в Аргентине бодегу Trivento, концерн Santa Rita производит здесь неплохие вина под маркой Дона Паула. Приток иностранных инвестиций в винную отрасль страны лучше любых слов донес до местных виноделов хорошую новость. Производить качественные вина в Аргентине не только приятно, но и выгодно. И они (аргентинские виноделы) эту новость не только услышали, но и начали решительный поворот своих хозяйств от «массовки» к производству качественных, изящных, хорошо структурированных вин. В первую очередь это касается вин из Мальбека. Почему именно из Мальбека? А, вот тут постарались люди из третьей категории «иностранных винных миссионеров». Это – винные критики.

BN-HD422_WE_Par_G_20150226104503

Роберт Паркер

Надо сказать, что винные критики – фигуры в «винном мире» важные и весьма влиятельные. Именно они, во многом, определяют цену конкретного вина, или даже, вин определенного региона, на рынке. Взять, хотя бы, того же Роберта Паркера, «великого и ужасного». Каждый дополнительный пункт оценки вина «после 90» увеличивает цену бутылки этого вина на мировом рынке минимум на 15 долларов. Представляете себе всю силу его влияния в мировом масштабе! Так вот, именно он, Роберт Паркер, в 2005 году опубликовал 12 предсказаний о судьбе винного рынка через 10 лет. Его предсказание под счастливым для Аргентины, номером 7 гласило: «К 2015 году величие аргентинских вин, сделанных из Мальбека, будет восприниматься как данность». И все! «Жребий был брошен» и «Рубикон перейден». «Аннушка уже пролила масло!».Trivento

Аргентинские Мальбеки просто не могли не стать суперзвездой XXI века. И они ею стали! Первыми фанатами «нового героя», естественно, стали американцы. По словам другого винного критика (вернее – критикессы) Дженсис Робинсон, «американцы по уши влюбились в Мальбек. Они любят в нем ненапряжную зрелость, пряность, градус и цену». От себя добавлю, что последний фактор, наверняка, стал решающим. Свои родные, калифорнийские вина, по своим качествам ничем не уступают аргентинским, но цена… Среднее калифорнийское Каберне стоит в США около 30 долларов, а цена хорошего Мальбека от южного соседа – около 15. Существенно! А американцы умеют и любят считать деньги.

Дженсис Робинсон

Дженсис Робинсон

На сегодня мода на аргентинские вина перешагнула океан и пришла в «старушку Европу». Тут, правда, скорость экспансии несколько замедлилась, ввиду высокой конкуренции с винами из классических винодельческих стран. Да, и еще, вина из ранее второстепенных, недооцененных стран Европы, типа Болгарии, Венгрии и Хорватии со Словенией, вмешались в борьбу за кошелек европейского винолюба, с большой скоростью повышая качество своих вин. Но, тем не менее, думаю, что у аргентинских вин большое будущее на Европейском континенте.

Ну, вот, собственно, и все о Мальбеке и его роли в аргентинской винной революции. К слову, хочу сказать, что первым вином, которое заставило меня всерьез заинтересоваться вином, было вино именно из Аргентины. Как сейчас помню – это было Каберне Совиньон от Луиджи Боска. Отличное вино, люблю его до сих пор. Горжусь! Я осознал качество и красоту аргентинских вин самостоятельно, не читая Паркера (даже еще не зная о его существовании).

Мальбек, как зеркало мировой винной революции. Часть 1

Мальбек, как зеркало мировой винной революции. Часть 2

Мальбек, как зеркало мировой винной революции. Часть 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>