Бордо в лицах. Louis Gaspard d’Estournel

15 Июль, 2015 17:46  | Рубрика: Бордо в лицах

image

Прежде чем мы начнем рассказ о Луи-Гаспаре д’Эстурнеле (Louis Gaspard d’Estournel), будет не лишне сказать несколько слов о том, что же собой представляет поместье Кос д’Эстурнель (Cos d’Estournel), родина одного из величайших и самобытнейших вин Бордо, которое заняло достойное место в Классификации, войдя в число Вторых Крю. Вот уже более 150 лет это вино не дает скептикам ни одного шанса усомниться в его безупречной репутации.

Кстати сказать, чести войти в число Вторых Крю были удостоены всего два вина из Сент-Эстефа — Шато Монтроз (Château Montrose) и детище нашего сегодняшнего героя — Шато Кос д’Эстурнель (Château Cos d’Estournel).

Исследователи возводят происхождение слова «кос» к старогасконскому «colline de cailloux», что означает «каменистый склон». Земли Кос д’Эстурнель, расположенные у подножия горной гряды, действительно представляют собой гравий на известняковой «подушке». В поисках вожделенной влаги лоза вынуждена, как буровая установка, ввинчивать свои корни все глубже и глубже, в кромешной темноте нащупывая воду. Помните знаменитое «чтобы получилось хорошее вино, лоза должна страдать»? Ну вот, благодаря этим страданиям, которые здешние почвы обеспечивают винограду в полной мере, терруары Сент-Эстефа считаются одними из самых ценных в мире.

Атлантические бризы с запада и прохладное дыхание Жиронды с востока несколько ослабляют «мучения» лозы, избавляя ее от резких перепадов температуры, но это кажущееся облегчение. Представьте себе даму, сидящую с веером на солнцепеке: ни капли воды, сплошная жара и мука, зато есть иллюзия приятной прохлады и комфорта. И как результат, хороший цвет лица и приподнятое настроение — а это тоже немало. Строго говоря, наличие рядом с виноградником больших водоемов уже само по себе значительно смягчает климат и способствует рождению в этих местах удивительно сбалансированных и гармоничных вин.

Внешний вид шато до сих пор поражает воображение. Даже видавшие виды туристы из Японии и Китая, только увидев очертания замка из окон автобуса, немедленно взводят затворы своих «Никонов» и «Кэнонов» и не прекращают их «пулеметные очереди» до самого трудного момента погрузки в автобус после дегустации. Изящные пагоды, венчающие знаменитое шато, специально заказанные и привезенные из далекого Занзибара, великолепные старинные ворота с восточным орнаментом, пальмы, каким-то чудом прижившиеся в прохладном Медоке, — все это придает Шато Кос д’Эстурнель абсолютно уникальный облик.

 

 

image

 

Свой, мягко говоря, нехарактерный для здешних широт вид Шато Кос д’Эстурнель начало приобретать в первой трети XIX века, когда Луи-Гаспар д’Эстурнель справился с финансовыми трудностями. К тому времени местные жители намертво приклеили Луи-Гаспару удивительно меткое прозвище — «Махараджа Сент-Эстефа», а само шато прозвали «Тадж-Махал». Д’Эстурнель очень этим гордился. Впрочем, вполне обоснованно.

В отличие от мэтров винного мира того времени, Луи-Гаспар д’Эстурнель совершенно точно знал, какое богатство попало ему в руки. На момент получения наследства в 1791 году ему исполнилось 29. Современники свидетельствуют, что человеком он был эксцентричным и страстным, а в жизни его по-настоящему интересовали лишь две вещи – вино и Восток.

Отпрыск дворянского рода, Луи-Гаспар д’Эстурнель (1762 — 1853) пережил на своем веку смену трех монархов, Великую Французскую революцию, первую Республику, якобинский террор, расцвет и падение Наполеона, Реставрацию. Но политические потрясения служили скорее фоном для его истории. А большую часть своей жизни Луи-Гаспар провел в поместье, где создавал вино и окружал себя прекрасным – по своему собственному разумению, конечно же.

Если можно так выразиться, взгляд владельца Шато д’Эстурнель всегда был обращен на Восток. Как это отразилось на его архитектурных воззрениях, и сегодня может увидеть каждый желающий. А вот какой отпечаток его любовь ко всему восточному наложила на личную жизнь, доподлинно неизвестно. Провел ли он свои годы в одиночестве или у него был гарем, и по восхитительным аллеям Кос д’Эстурнель небольшими яркими табунчиками бродили одалиски, сопровождаемые евнухами? Историки стыдливо опускают глаза вниз…

Кроме Востока, Луи-Гаспар, как мы уже сказали, имел и вторую, не менее сильную страсть — вино. Реализовать ее он смог только получив в свое полное владение Кос д’Эстурнель — живую действующую винодельню. Инициация была проведена немедленно: Луи-Гаспар начал колдовать над своим первым в жизни вином буквально сразу после вступления в права наследования, еще толком не распаковав чемоданы.

 

Vino-Chateau-Cos-dEstournel-1289-118

Страсть к виноделию снедала д’Эстурнеля днем и ночью, без перерывов на обед и выходных. Для своих винных экспериментов ему все время требовались новые земли. Финансовое положение поместья было сомнительно, средств катастрофически не хватало, но это не останавливало. Луи-Гаспар недрогнувшей рукой подписывал закладные на шато и получал вожделенные виноградники.

Здесь надо заметить, что все его покупки ограничивались окрестностями Сент-Эстефа, что вызывало немалое удивление – все великие терруары давно были известны и «укомплектованы», и находились значительно южнее, в Пойяке. Покупки д’Эстурнеля выглядели дикостью. Луи-Гаспар, тем не менее, был уверен в их высоком потенциале и упрямо скупал земли. Но подкрепить свою правоту практическими результатами ему не удавалось довольно долго, а его пламенные речи казались кредиторам все менее убедительными. Неудивительно, что однажды они не выдержали и обратились к коллекторам, а те, не долго думая, взыскали долг. Так в один непрекрасный день 1811 года наш герой лишился всех прав на собственное шато. Выкупить Кос д’Эстурнель ему удалось лишь спустя 10 лет.

Еще почти два десятилетия понадобилось, чтобы о вине Шато Кос д’Эстурнель уважительно заговорили в винном мире. Вина Кос д’Эстурнель постепенно входили в моду. А еще через пару лет эти разговоры дошли до монарших ушей.

— Почему столь модный продукт еще не входит в рацион нашего августейшего питания? Во всех приличных домах давно пьют Шато Кос д’Эстурнель, и только мы плетемся в хвосте   современных тенденций! Может, кто-то хочет, чтобы наш двор считали отсталым?

Пару интендантов с треском уволили, а Луи-Гаспар начал получать заказы на свое вино от королевских и императорских домов Европы и Азии. Бутылки Шато Кос д’Эстурнель украшали стол английской королевы Виктории, российского царя Николая I и императора Франции Наполеона III. Последний, распорядился, чтобы в подвалах Тюильри хранилось как минимум 1000 бутылок замечательного вина – запас карман не тянет.

Но самыми пламенными и восторженными поклонниками вина Шато Кос д’Эстурнель оказались индийские махараджи, что не удивительно — свой человек все-таки, тоже махараджа…

К. Маркс

 

Вино Кос дЭстурнель уважали не только монархи. Им в числе прочих восторгались Анри-Мари Бейль, более известный нам под псевдонимом Стендаль, драматург Эжен Лабиш, а несколько позже Жюль Верн и Карл Маркс. Марксу, впрочем, просто повезло. Он тихонько сидел себе в Лондоне, писал очередной блокбастер — «Очерк критики политической экономии». Земельная собственность, наемный труд, мировые рынки, круто замешанные на этике, эстетике и социологии, и вдруг – сюрприз! – несколько бутылок божественного Шато Кос дЭстурнель. Прислал, естественно Энгельс. Мне нравится думать, что именно эта посылка помешала классику марксизма-ленинизма превратить свой опус в полноценный шеститомный труд, как он задумывал вначале…

Но вернемся к нашему герою. Как говорится, седина в бороду — бес в ребро. А «бесы», одолевавшие д’Эстурнеля, остались те же — Восток и вино. На старости лет он решил расширить производство любимого напитка и прикупить еще восточных диковин для украшения поместья. Как водится у широких натур, не рассчитал свои силы и залез в долги. Результат не заставил себя долго ждать: в 1852 году 90-летний Луи-Гаспар оказался перед трагической перспективой банкротства.

Оставалось только одно — спуститься в подвал, найти припрятанную на черный день бутылку с мирно спящим в ней джинном. Именно на этот случай она была выписана у проверенного поставщика восточных редкостей и надежно спрятана от чужих любопытных глаз. Проверенный поставщик оказался прохвостом…

Шато было продано английскому банкиру Чарльзу Мартинсу (Martyns), который великодушно позволил д’Эстурнелю дожить остаток дней в любимом замке. В 1853 году Луи-Гаспар д’Эстурнель покинул этот мир, не дожив всего два года до знаменитой Классификации вин Медока 1855-го.

Тоскуя о прежнем хозяине, шато не могло ужиться ни с кем. 150 лет оно меняло своих владельцев, как перчатки: аристократы, негоцианты, бизнесмены, среди которых были и французы, и иностранцы. Неизменным оставалось только одно — великолепное, потрясающее, незабываемое вино Шато Кос д’Эстурнель, сохранившее восточную утонченность своего махараджи.

Роберт Паркер несколько раз высказывал мнение, что Шато Кос д’Эстурнель достойно находиться в числе Первых Крю, и было бы разумно его «переклассифицировать». Однако нынешние владельцы не пошли на этот шаг — по официальной версии, чтобы вино оставалось доступным для «простых людей». Возможно, они правы и кому-то цена бутылки Шато Кос д’Эстурнель может показаться вполне разумной: если немножко сэкономить на еде, то раз в пять лет его вполне может себе позволить какой-нибудь менеджер среднего звена или даже рядовой чиновник районного масштаба.

 

 

 

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>