Бордо в лицах. Jean-Luc Thunevin. Полностью переработанная

2 Август, 2016 16:41  | Рубрика: Бордо в лицах

Жан-Люк Тюневан

jean-luc-thunevin

Историю Жан-Люка Тюневана (Jean-Luc-Thunevin) и его легендарного Шато Валандро (Château Valandraud) у нас почему-то принято преподносить как некую легенду о сбывшейся «американской мечте» французского розлива. «Успешный финансист бросает все, переезжает в деревню, чтобы заниматься виноделием. И там между процессом перемешивания сусла лопатой и наклеиванием на бутылки этикеток, напечатанных на матричном принтере, его внезапно настигает ошеломляющий успех» — чем не сценарий голливудского байопика? На поверхности русскоязычного интернета, по крайней мере, биография Тюневана выглядит приблизительно так.

Красиво, спору нет, но есть детали и факты, которые вызывают откровенное недоумение и сильные сомнения в их достоверности. Чего стоит, например, такой пассаж: «одна бутылка тюневановского вина по счастливой случайности попала к Роберту Паркеру, и тот пришел от него в полный восторг». Ну, вот представьте себе, какова вероятность такой «счастливой случайности», если изготовлением вина займетесь лично вы? То-то же! Ноль, запятая, еще десять-пятнадцать нулей после запятой и уже за ними жалкая единичка – примерно таким числом можно описать шансы новичка от виноделия передать на пробу винному критику №1 бутылку своего вина.

74087744

Нет, чудеса на свете, безусловно, бывают, но феномен Тюневана едва ли имеет к ним отношение. Даже если учесть, что мое знание иностранных языков имеет ярко выраженный «винный» уклон, могу сказать: любое упоминание о персоне Тюневана в сколько-нибудь серьезной франко- и англоязычной литературе доказывает, что не все так просто в его биографии и характере. Напротив, все говорит о том, что мы имеем дело с человеком харизматичным, обладающим ясным и изощренным умом, хитростью, упорством в достижении поставленных целей. Вооруженный логикой и тонким расчетом, он способен нарушать границы и нормы с невероятным блеском и потрясающей эффективностью. И этот «нарушитель» вовсе не становится изгоем, наоборот — он возносится на вершину, присоединяется к «классифицированному» пантеону небожителей Бордо. Такой изящный финт не снился даже Синдерелле, то есть Золушке, если по-нашему. Но обо всем по порядку.

Начнем с того, что Жан-Люк Тюневан появился на свет в 1951 году вовсе не во Франции. Он родился в Алжире. И здесь для понимания ситуации и ее последствий необходим небольшой исторический экскурс.

11s

Алжир к тому времени уже более 100 лет вполне официально пребывал в статусе французской колонии. Как любые нормальные колонизаторы, французы явились в эту страну вовсе не для того, чтобы осчастливить местное население. Оно, кстати, только за первые 50 лет сократилось примерно на треть, дальше процесс продолжался не так активно, но в том же направлении. «Освобождавшиеся» имущество и земли переходили в руки государства и французских колонистов, прибывавших в Алжир в поисках лучшей жизни, — недостатка в них, надо сказать, не наблюдалось ни в один исторический период.

3

Военные, сотрудники колониальной администрации, мелкие и крупные землевладельцы, концессионеры, торговцы и т.д. и т.п. очень часто получали здесь лучшие условия для начала карьеры и ее дальнейшего развития, нежели в родной Франции. Везло, ясное дело, не всем, но поток желающих обогатиться не иссякал. Так было в XIX веке, так прошла половина ХХ-го. Неудивительно, что любые разговоры о признании независимости Алжира и передаче политической власти местному населению французы воспринимали в штыки…

Родители Жан-Люка, типичные французские буржуа, сумели сколотить в Алжире неплохое состояние и чувствовали себя прекрасно — до тех самых пор, пока разговоры о независимости Алжира перестали быть просто разговорами. В 1959 году правительство Франции перешло к реальным действиям. Французы, жившие в Алжире и не хотевшие его независимости, — тоже. Антиправительственные мятежи следовали один за другим, за ними начались вооруженные стычки коренных, африканских алжирцев с колониальными войсками. И вскоре беспорядочная стрельба в Алжире превратилась в настоящую кровопролитную войну.

Как только события приняли опасный оборот, семья Тюневан быстренько собрала вещи и отбыла на историческую родину – во Францию. Жан-Люку было 10 лет.

0295963686

Война – добавлю, чтобы уже завершить тему – закончилась Эвианским соглашением, по которому Алжиру предоставлялось право на самоопределение. Затем последовал референдум (слово, в нынешних реалиях почти ругательное). В нем участвовало не только население Алжира, но и самой Франции. Французы были массово против отделения колонии, алжирцы, ясное дело, за. Среднее арифметическое вышло — 64% в пользу самоопределения Алжира.

Французские колонисты, сумевшие пережить войну, потянулись обратно во Францию, отныне в Алжире их имущество подлежало полной и стопроцентной национализации. Слегка подзадержались только военные – алжирская Сахара, начиная с 50-х и потом еще несколько постколониальных лет использовалась французами для проведения ядерных испытаний, но это уже совсем другая история…

Возвращенцев из африканских колоний во Франции презрительно окрестили «черноногими французами». Наличие у некоторых из них значительных денежных средств слегка смягчало всеобщее неприятие, но в целом погоды не делало — «понаехавшим» были не рады. И вот в этом не слишком приятном обстоятельстве и кроется, на мой взгляд, ключ к личности Жан-Люка Тюневана и истории его успеха.

chateau-valandraud-jean-luc-thunevin-high-resw

Именно переезд из колонии (почти эмиграция) и жизнь в атмосфере всеобщего неодобрения сформировали самобытный и неординарный характер будущего винодела-новатора, обусловили его манеру действовать и побеждать. Ведь от «понаехавших» — т.е. людей заведомо «второго сорта» в глазах местных — всегда требуется больше усилий, знаний, умений, дипломатичности, да и обычной житейской хитрости, чтобы просто удержаться на плаву. А уж чтобы добиться успеха…

Тюневанам, которые вернулись в числе первых и не налегке, денег хватало. Жан-Люка по приезде отдали в престижную частную школу. Насколько комфортно он себя чувствовал среди «французских французов» и как прилежно учился, достоверно неизвестно. Но в 15 лет он эту школу бросил. «Совершенно бесполезное занятие, учеба — это не для меня», — рассказывал Тюневан в одном из своих недавних интервью.

Его дальнейший жизненный путь был весьма извилист. Военный, лесоруб, ди-джей… С особенным удовольствием он вспоминает свою жизнь во времена работы ди-джеем в ночном клубе: «…три года! Я вовсе не увлекался музыкой. Причина была в другом: обладая не самой красивой внешностью, я нашел свой путь — стал ди-джеем! Я выбирал длинные медленные композиции, покидал кабинку и танцевал с понравившейся девушкой. Узнай об этом мой босс, я бы остался и без работы, и без девушек!». Подозреваю, что прозвище «плохой парень», данное ему впоследствии Робертом Паркером, имеет под собой не только «винную» основу…

Как раз в тот период бурная ночная жизнь перемежалась с активными дневными штудиями — Жан-Люк стал студентом одного из парижских вузов. Он выбрал специальность «экономика и банковское дело» — вот в чем проявилась крепкая закваска типичного буржуа. Получив диплом, Тюневан некоторое время, действительно, работал служащим в банке (по-видимому, именно этот факт сподвиг многих его отечественных «биографов», представить своего героя «успешным финансистом»).

thunevin_13_1

Вскоре Тюневан женится на Мюриэль Андро (Murielle Andraud) и вместе с женой в 1984 году открывает… нет, не банк, а бакалейную лавку. «Бакалейный» период, впрочем, продлился недолго – лавка превратилась вначале в винный магазин, а затем в бар. А в 1989 году, когда финансовое положение наконец стабилизировалось, Жан-Люк и Мюриель купили свои первые 60 соток виноградника в Сент-Эмильоне близ Шато Пави-Маскин (Château Pavie-Macquin).

Если кто-то думает, что супруги Тюневан были далекими от сельского хозяйства городскими мечтателями, вынужден их разочаровать: никаких фантазий, только расчет. Мюриэль – дочь садовника, и ее знания, умения служили надежной опорой во время первых опытов на винограднике. Кстати, сейчас именно в ее нежных ручках сосредоточено все управление Шато Валандро. Именно она учит свою команду уважать каждую лозу и адаптировать обрезку индивидуально. А Жан-Люк тем временем театрально жалуется газетчикам, что очень обижен на жену, которой удается создавать вина лучше, чем ему самому, и чувствует себя уязвленным. Ясно, что лукавит, но публике нравится.

chateau-valandraud

Местом изготовления первого вина Тюневана, и в самом деле, был гараж, переоборудованный в импровизированный винзавод. Первое «vine-de garage» урожая 1991 года было создано именно там. 1500 бутылок довольно бойко разошлись по цене, эквивалетной сегодняшним 13 евро. «Неплохо для деревенского парня», т.е. в данном случае — для городского самодеятельного винодела.

Чуть больше года спустя Роберт Паркер действительно пробует вино Тюневана и дает ему 83 балла. Уже в 1997 году цена бутылки Шато Валандро подскочила до 91 евро на нынешние цены, а вино урожая 2005 года оценивалось уже в 165 евро. Восхождение, как мы знаем, завершилось внесением Шато Валандро в 2012 году в Классификацию вин Сент-Эмильона. Многие бордоские виноделы до сих пор не могут отойти от шока.

За 27 лет работы в винной отрасли Тюневаны значительно расширили свои владения. Сейчас их деятельность сосредоточена на трех основных направлениях. Номер один, конечно, знаменитые классифицированные вина и производные от них «вторые». Также Тюневан выступает в качестве негоцианта и занимается винной дистрибуцией продукции ряда знаменитых имений Медока, Лангедок-Руссильона, а также Испании, Калифорнии и других. Среди самых известных имен — Шато Озон (Château Ausone), калифорнийский Харлан Эстейт (Harlan Estate) из Напы, испанский Доминио де Пингус (Dominio де Pingus).

bad-boy-thunevin

Номером третьим — по порядку, но не по значимости – остаются… «гаражные» вина! Эксперименты по-прежнему в тренде. Тюневан, эта «черная овца из Бордо», создает совершенно невозможные с точки зрения традиционного виноделия купажи. Кюве «Бэд Бой», во французской версии Mauvais Garçon (Мове Гарсон), кстати, тоже изначально было экспериментом – купаж Мерло/Гренаш для данного апелласьона был узаконен винными властями Франции лишь спустя два года. «Это невозможно! Так не принято!» — возмущаются конкуренты. «Как интересно! В этом определенно что-то есть!» — задумываются критики. А широкие массы винолюбов и винных чайников с удовольствием дегустируют вина «плохого парня».

Сам Тюневан всеми силами поддерживает и эксплуатирует свою «плохую» репутацию. Вместо солидных костюмов, как это пристало влиятельному винному негоцианту, он появляется в офисе и на публичных мероприятиях в сомнительных клетчатых рубашках и джинсах. Он полными горстями швыряет журналистской братии двусмысленные шуточки, а свои конференции и мастер-классы всегда готов приправить острым словцом, из тех, что едва ли в ходу в приличном обществе. И – да, с самого первого своего появления в винном мире он продолжает нарушать правила и дразнить маститых виноделов на разные лады.

vins-effervescents-044

Он шутит свои ужасные шутки, местами явно паясничает, высказывается о себе в уничижительном тоне, делится с журналистами эпизодами личной жизни и переживаниями – и те внимают, удивляясь и радуясь такой откровенности. А потом вдруг понимают, что все это – игра. Тюневан демонстрирует фасад, привлекает внимание к деталям, а сам в это время наблюдает из-за занавесочки, хихикая над доверчивыми простаками и прикидывая, чего бы еще добавить в эту колоритную картину, чтобы усилить нужный ему эффект…

Что еще? Помилуйте, да чего же больше?! На взгляд стороннего наблюдателя, Жан-Люк Тюневан кажется абсолютно счастливым человеком – мировая знаменитость, состоявшийся профессионал, успешный бизнесмен, счастливый муж, отец и дедушка, обожающий дочь и двух внучек. Но лично мне было бы странно узнать, что Жан-Люк Тюневан внезапно отправился на покой и прекратил свои эксперименты – человеку в этом году всего 65, самое время перейти на новый левел. До «game over» еще далеко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>