Вина Бордо. Часть 3. Прагматичная

7 Июль, 2015 19:42  | Рубрика: Бордо

или Необыкновенные приключения иностранцев в Бордо.

Добрый день, дорогие мои друзья!bir2_lacour_001f

Для того, чтобы разобраться в том, что собой представляло Бордо ранее, и что оно представляет собой в наши дни, мы с вами должны хоть немного окунуться в вопрос, достаточно далекий от нашего с вами любимого предмета – вина. Сегодня мы попробуем отойти, образно говоря, от «парадного подъезда» Бордо, его замечательных вин, и засунуть свой любопытный нос в «заднюю дверь», заглянуть на кухню, и понюхать, чем же здесь пахнет?

А пахнет «на кухне» Бордо отнюдь не вином. Тут пахнет деньгами. Большими деньгами! Забегая вперед, выскажу сразу одну, на первый взгляд крамольную, мысль. Слава вин Бордо основана, в равной степени, как на уникальном терруаре этого огромного виноградника, так и на коммерческой жилке неугомонных бордоских негоциантов и куртье. Не было бы сегодня никаких великих вин Бордо, если бы не коммерсанты и торговцы, буквально создавшие из, ничем ранее не примечательного региона, изначально производившего достаточно посредственные вина, настоящий «люксовый бренд». Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что Бордо с давних времен, и до сегодняшних дней, можно смело назвать «самым коммерциализированным» винным регионом в мире.Quais-de-BX-XV

А началось все с англичан, которые ринулись развивать торговлю с Бордо в XII веке, после перехода Бордо под управление британской короны в результате романтической истории, о которой я писал ранее.

Энергичные бизнесмены из туманного Альбиона буквально за несколько десятилетий наладили такой интенсивный «винный трафик» между островами и Бордо, что местные вина стали обязательным продуктом на столах любивших «пропустить рюмочку», англичан. Особенно, после сдачи Ла-Рошели королю Франции в 1224 году. (Исторические события, как всегда это бывает, определяют «русло» коммерческих потоков). Лишившись своего главного конкурента, в лице вин Ла-Рошели, на английском рынке, негоциантские дома Бордо, буквально расцвели. В те времена, в Бордо (впервые в мире!), учреждаются специализированные портовые винные ярмарки. Одним из главных инструментов в своей борьбе с конкурентами, бордоские негоцианты избрали хорошо нам знакомый протекционизм. Пользуясь своим английским происхождением, ими были выторгованы у английской короны ряд привилегий, которые обеспечили винам из Бордо доминирующее положение на английском рынке. Чего стоит только запрет на торговлю на винных ярмарках винами из соседней с Бордо Гаскони, до самого конца декабря. Ну и что, скажете вы, но с января-то до следующего урожая – торгуй себе на здоровье! Торговать, конечно, можно, кто против, только кто его купит, это замечательное гасконское вино (а, по качеству, в те времена, оно было гораздо выше бордоского жидкого кларета), если в конце декабря английский торговый флот отбывал из порта Бордо, и навигация возобновлялась только по весне! Вот и кисло гасконское вино по складам, в то время, как бордоским продуктом торговали во всех тавернах Англии. Знакомые методы, вам не кажется?vendanges-médiévales

Вы думаете, у французов не было коммерческой хватки в те далекие времена? Да они спали и видели, когда же им достанется кусок «торгового пирога» от бордоской винной торговли! И история предоставила им такую возможность. В 1453 году, разгромив англичан в битве при Кастиньоне, Франция выиграла Столетнюю войну. Бордо и Аквитания окончательно вошли в состав Франции после 300-летнего английского господства. После достаточно короткого периода репрессий против жителей «оккупированных территорий» (то же знакомая нам картина), французская корона, под давлением «новой французской торговой аристократии», не только вернула Бордо все ранее упраздненные, «за сотрудничество с оккупантами», привилегии, но и наделила их новыми! Бедным виноделам из Гаскони запретили даже использовать бочки, хоть отдаленно похожие на бочки для вин Бордо и торговать им разрешалось лишь на одном заброшенном пустыре вдали от порта. Была даже создана специальная винная полиция, по слухам, достаточно свирепая.

chateau_hautbrion_1900

Chateau Haut-Brion 1900 год

Методы у французских «рафинированых» бизнесменов были еще похлеще, чем у простых английских и ирландских торгашей! Правда, надо отдать им должное, в этот период качество бордоских вин значительно возрастает. Начинается борьба «новых французов» за английский рынок, который после поражения в войне захватили вина из Испании и Португалии. И главным инструментом этой борьбы, на этот раз, выступало качество. Так, Арно де Понтак, владелец Шато О’Брион, заметив пристрастие англичан к винам плотным и бархатистым, совершенно не похожим на традиционные бордоские клареты, провел «рестайлинг», как сказали бы сегодня, своего вина в соответствии с требованиями рынка. И, уже через несколько лет, в 1666 году, он открыл в Лондоне французский ресторан, в котором подавал вино О’Брион, стоившее в три раза дороже модных испанских и португальских вин. Началась эпоха становления великих вин из Бордо «нового стиля». Но, вскоре, как говорится, тренд изменился…

Грянула эра великих географических открытий, и о качестве, как инструменте конкуренции, пришлось на время забыть. В Бордо прочно обосновались голландские купцы, лидирующие в освоении новых заокеанских рынков. Им требовались просто гигантские количества вина. И не просто вина, а перегнанного вина! На то были свои причины. Во-первых, в моду начали входить крепкие напитки, а, во-вторых, при перевозке обычных вин на дальние расстояния возникли чисто технические проблемы. Вино просто не доживало до попадания на стол переселенцев и миссионеров. Голландцы начали вина крепить винным же спиртом. Торговля креплеными винами приносила невиданные прибыли. «Даешь количество!» — таким стал лозунг голландских торговых компаний. И виноделы Бордо послушно начали гнать «массовку». Барыши голландских виноторговцев были просто огромными! Но, несмотря на кажущийся вред, который они, с современной точки зрения, нанесли развитию Бордо, и польза от их деятельности была большая. Именно они начали формирование современного уникального облика винного рынка Бордо, к которому мы привыкли сегодня.848

На этом нужно остановиться особо. Почти два столетия, вплоть до 60-х годов XX века (хотя, как вы помните, барон Филипп Ротшильд начал сам продавать свое вино еще в 1924 году), вся винная торговля в Бордо находилась в руках негоциантов, преимущественно иностранного происхождения. Вся набережная Quai des Chartrons, расположенная в центре Бордо, представляла собой своеобразный «винный Сити», пестрящий вывесками с именами английского, голландского, немецкого и ирландского происхождения. Владельцы бордоских Шато, какого бы происхождения они ни были, считали неприемлемым для себя заниматься делом, столь приземленным, как коммерция. Они предпочли  перепоручить это дело негоциантам, которые и не упустили свой шанс монополизировать рынок «аристократического» напитка. До сегодняшнего времени система виноторговли в Бордо выглядела приблизительно так. Владелец Шато производил вино и осенью разливал его по бочкам. Винный брокер, которых здесь называют куртье, за свои 2% выступал своеобразным «сводником», организуя сделку между владельцем и негоциантом. Негоциант, купив вино в бочках, отправлял вино на выдержку в подвалы и далее, разлив готовый продукт по бутылкам, от имени Шато продавал его. Львиная доля прибыли оседала в карманах у негоциантов, а хозяева Шато получали возможность вести аристократический образ жизни, довольствуясь малым. Все были довольны. Система эта, хоть и не повсеместно, продолжает существовать в Бордо и поныне, хотя и с некоторыми модификациями. Большинство Шато сейчас сами разливают свое вино и, часто, напрямую продают его потребителям. Тем не менее, потомки древних негоциантских семейств с иностранными фамилиями, продолжают активно участвовать в винной торговле Бордо, выступая основными импортерами и оптовыми торговцами на мировом рынке вин. Обычно, никто из этой длинной цепочки не остается в убытке. Ведь платит тот, кто стоит в этой очереди последним – потребитель.wine_tasting_bordeaux

Ну, что же, пора нам в нашем повествовании вернуться назад (или – вперед?), в наши дни. Следующая часть нашего обзора будет посвящена ответу на очень интересный вопрос: «А кому сейчас принадлежат ведущие бордоские Шато?». Добралась ли гидра глобализации до этого пасторального уголка Франции? Кто сегодня сидит в кресле на лужайке, расположенной перед классическим, немного обветшалым, зданием бордоского Шато, отгороженным изящным кованным забором от надоедливых туристов? Чьи дети или внуки играю невдалеке? Суровая правда жизни состоит в том, что подавляющее большинство лучших бордоских хозяйств сегодня принадлежат компаниям, имеющим к вину самое отдаленное отношение — банкам, страховым холдингам, транснациональным корпорациям. Причем, большинство из новых хозяев Шато, имеют далеко не местное, французское происхождение. Откуда только не растут корни новоявленных бордоских «виноделов»! США, Китай, Япония, Бельгия, Швейцария, Великобритания… И самих французов тоже хватает, только нет среди них представителей старых аристократических семей – Перейр не видно, Лас Касы – тоже из страховщиков, Пишоны перевелись… Только модные дома, да корпорации-производители товаров класса «люкс», вроде LVHM, из местных. «Шанель» недавно тоже что-то там прикупила. Мало им духов, теперь вино производят. А, вообще говоря, товары во многом похожи; и то и другое — приятно пахнущая жидкость, основную часть стоимости которой составляет плата за громкое имя, давнюю историю и красивую упаковку.

Pontet-Canet-013

Скорость, с которой элитные Шато Бордо, особенно Шато, классифицированные в 1885 году, меняют своих владельцев, просто поражает воображение. А причиной тому – жесткое, даже жестокое, налоговое законодательство Франции. Один известный актер-винодел из Франции недавно привлек к этому факту внимание всей русскоязычной общественности. Главные налоги, привносящие ускорение в этот постоянный процесс смены владельцев – подоходный налог и налог на наследование, которые могу составлять до 60% от стоимости самой собственности! Ну, скажите, какой ответственный и здравомыслящий владелец Шато,  почувствовав легкое недомогание, не броситься тут же его продавать?! Мало ли что, а потом детям с сумой ходить, побираться? И, мало того, что сам процент возмутительно высок, так еще и стоимость самой земли для целей налогообложения высчитывается не от реальной стоимости этой самой земли на рынке, а по последней проведенной сделке. А, это означает на  практике, что, если какой-то припадочный техасский миллиардер  решит вдруг за десяток миллионов прикупить гектар земли в Медоке, с целью поставить на ней скульптуру, изображающую нефтяную вышку в масштабе 10:1, то именно эта цена и будет считаться базовой при налогообложении наследства. Это, в случае,  если сердце его соседа не выдержит такого издевательства над благодатной бордоской землей. Не мудрено, что желающих иметь такую «горячую» собственность во Франции – по пальцам пересчитать можно.

«Покупая шато во Франции, ты приобретаешь не просто землю, ты покупаешь часть истории», — говаривал Роберт Паркер. А купить кусочек истории – не каждому по силам. Все больше и больше хозяйств в Бордо покупаются корпорациям. Только они могут  позволить себе купить и содержать знаменитые хозяйства. Печально, но факт. Но, я думаю, ответив себе на поставленный вопрос, нужно ответ этот забыть, или перестать придавать ему значение. Пока они продолжают делать отличное вино, это не слишком большая проблема для нас, потребителей и любителей чудесных и неповторимых вин Бордо.

P.S.  И, немного конкретики, для примера.

Винные активы в Бордо страховой компании AXA Millasimes:

Chateau Pichon-Longueville Baron

Chateau Pibran

Chateau Cantenac-Brown

Chateau Petit-Village

Chateau Suduiraut

(и , по-моему, это не полный список).

Винные активы в Бордо японской компании Suntory:

Chateau Beychvelle

Chateau Lagrange

Chateau Beaumont

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>