Двойная жизнь Железного Барона

19 Октябрь, 2016 19:59  | Рубрика: Италия

или Вариации на тему «Премьер-министр и виноград»

Беттино Рикасоли – это личность, которой обязаны многим и итальянское виноделие, и итальянская большая политика. Но для нас, любителей и почитателей вина, этот человек интересен прежде всего как изобретатель знаменитой «формулы Кьянти».

litografia_ballagny_fine_xix_sec-_bettino_ricasoli

Собственно, вся история семейства Рикасоли связана с Кьянти уже в течение почти тысячи лет – как с самой местностью, так и с вином. В XII веке Рикасоли купили замок Бролио в Кьянти. Существует, правда, версия, согласно которой Кастелло Бролио и изрядное количество прилегающих земель Рикасоли получили на суперльготных условиях от Флорентийской Республики в обмен на военную помощь и защиту. Флоренция в то время вела постоянные войны с Сиеной, а Рикасоли, будучи искусными, умелыми воинами, к тому же имели репутацию честных и верных долгу людей, т.е. пришлись очень кстати. Так или иначе, поселившись в Кьянти в 1141 году, Рикасоли исправно выполняли свой защитно-оборонительный долг, приумножали семейные земли и делали вино. К XVII веку вина от Рикасоли были известны не только в самой Италии, но и за ее пределами, особенно в Англии и Голландии. Торговля цвела, виноградники расширялись, семья богатела.

И, наконец, в XIX веке, в разгар Рисорджименте – итальянского народного движения за независимость, на общественно-политическую сцену Италии вышел наш сегодняшний герой — Беттино Рикасоли (1809-1880). Человек сильных страстей и решительных действий, он был одним из тех, кто создавал большую политику Италии, и делал это весьма своеобразно. Лучше всего эту личность описывает прозвище, данное ему современниками, — Железный Барон. По-моему, исчерпывающая характеристика. Жесткость, бескомпромиссность и радикализм – таков был его стиль, который обеспечил барону огромное количество сторонников, как впрочем и врагов.

im264-grand_duke_cosimoiii_of_tuscany_by_van_douven

Цель Беттино состояла в полном и окончательном освобождении Италии от иностранного владычества и объединении страны. Лидер умеренно-либеральной партии, мэр Флоренции, издатель патриотической газеты, депутат – Рикасоли взлетел по политической карьерной лестнице быстро. И столь же скоропостижно оставил политику. Случилось странное: убежденный антимонархист, в 1848 году он, ко всеобщему удивлению и огромному разочарованию, занялся восстановлением монархии и помог низложенному было Леопольду II вернуться на тосканский трон. Результат оказался удручающим. Леопольд показал себя типичным «подлым трусом» и полностью остановил реформы, задуманные Рикасоли. Барон махнул рукой на политику и затерялся в своих виноградниках почти на 10 лет.

%d0%bb%d0%b5%d0%be%d0%bf%d0%be%d0%bb%d1%8c%d0%b4-2

О чем думал Железный барон, отдыхая в тени своих лоз, какие планы вынашивал — совершенно неизвестно, однако факт, что в 1857 году наш герой внезапно «вынырнул» прямо посреди бурлящего котла тосканской политики в несколько странной для себя роли советника все того же Леопольда. Никто достоверно не слышал, что конкретно шептал Рикасоли в монаршье ушко, однако не прошло и двух лет, как монархия в Тоскане приказала долго жить. Леопольд ударился в бега. Временное правительство, взявшее власть после побега Леопольда, естественно, возглавил Рикасоли.

Рикасоли еще некоторое время пробыл депутатом – уже в парламенте объединенной Италии, где курировал внешнюю политику молодой страны. Железный Барон дважды занимал пост премьер-министра Италии, причем в самое сложное для государства время. Но… «мавр сделал свое дело, мавр может уходить». Оба раза сформированный Рикасоли кабинет министров не продержался и года — уж слишком жесткими казались его методы управления. Патриотический запал итальянцев угасал с каждым годом, пояса были затянуты до упора, единственным желанием у народа было — выдохнуть… В 1876 году Рикасоли окончательно удалился от политических дел и остаток жизни провел в своем поместье.

n-barone_ricasoli-%d0%b7%d0%b0%d0%bc%d0%be%d0%ba

Но все эти годы Барон вел вторую, не менее бурную, чем политическую, жизнь — жизнь виноградаря, винодела и исследователя-новатора. Он всегда активно занимался делами поместья, скрупулезно вникал во все на виноградниках, экспериментировал с сортами, клонами, склонами — словом, искал формулу идеального вина для своей любимой Тосканы. Каберне Совиньон, Гренаш, Кариньян… чего только он не перепробовал высаживать на холмах в своем тосканском поместье — все было не то.

А вот работа с родным для Тосканы Санджиовезе дала свои плоды. На свет появилась знаменитая «формула Кьянти» барона Рикасоли. Согласно ей, вина Кьянти должны представлять собой купаж, в котором около 70% отведено Санджиовезе, 10-15% — красному Канайоло, оставшийся объем – белые Мальвазия или Требьяно.

sangiovese

Традиционно, вплоть до второй половины XIX века Канайоло составлял основу вин Кьянти, а Санджиовезе играл в нем второстепенную роль. На мой взгляд, основной заслугой Рикасоли был именно этот смелый и неожиданный шаг — поменять в привычном рецепте Кьянти традиционно преобладающий Канайоло на Санджиовезе. Опыт удался: в 1867 году на очередной Международной выставке в Париже Кьянти, созданное Бароном по волшебной формуле, получило золотую медаль. Впервые французское жюри удостоило этой чести итальянское вино!

Как это часто случается, человек, живущий двойной жизнью, проживает каждую из них совершенно автономно, и, находясь в одном образе, как будто не подозревает о существовании своего второго «я». Казалось бы, чего проще — будучи премьер-министром, обеспечить успех своему вину? Да раз плюнуть! Беттино Рикасоли запросто мог назначить свое Кьянти «главным вином Италии», нарисовать неслыханные льготы и закрепить их законодательно, а потом стричь купоны всю оставшуюся жизнь. Но нет. О применении админресурса Рикасоли-винодел даже не помышлял…

Но может быть, Железный Барон каким-то иным способом лоббировал интересы родного региона? Тоже нет. Он строил в Тоскане объекты инфраструктуры, в основном дороги, позаботился о прокладке современной железнодорожной магистрали, соединившей Тоскану с остальными провинциями. Но и это трудно расценить как использование служебного положения – во-первых, Тоскана и вся Италия действительно нуждались в хорошей логистике, а во-вторых, столица государства в то время находилась не в Риме, а во Флоренции, и оставить главный город страны без надежного сообщения с остальными ее частями, было бы, мягко говоря, неразумным и недальновидным…

logo

Бренд «Barone Ricasoli» до сих пор хорошо известен во всем мире каждому, кто хотя бы чуть-чуть интересуется вином. Родовое поместье Рикасоли — Кастелло Бролио — сохранился до наших дней практически в первозданном состоянии. Довольно мрачное сооружение, как на мой вкус. Он по-прежнему окружен виноградниками, на которых собирают сырье для изготовления всемирно известных вин. Мое самое яркое впечатление от визита в Бролио — именно разительный контраст между угрюмым замком и суперсовременными производственными помещениями, поражающий массой блестящей нержавеющей стали и новенькими французскими бочками…

Вот, собственно, и вся удивительная история Беттино Рикасоли — Железного Барона итальянской политики, выдающегося винодела и реформатора и, как ни странно, парохода. Дело в том, что имя «Беттино Рикасоли» носил один из итальянских эсминцев, впоследствии проданный шведам. Увы, в данном случае максима «как вы лодку назовете, так она и поплывет» не сработала: эсминец оказался так себе, и это была, пожалуй, единственная неудача в карьере Железного Барона.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>